27.Дек.2016
Ангелы-хранители в белых халатах

«50 человек – у каждого свой характер. Объединяет одно – работа, которую мы выполняем каждый день. В коллективе всегда должно быть взаимопонимание. Я считаю, у нас сложился замечательный состав, пусть и сравнительно «молодой»… Отделение анестезиологии и реанимации №2 (ОАР № 2) Окружного кардиодиспансера - это команда ярких и талантливых специалистов. А возглавляет коллектив Василий Николаевич Местецкий – врач, который обладает холодным разумом и горячим сердцем.

«Нас тоже благодарят, хотя, вылечившись,  стараются забыть, что они здесь когда-то были (улыбается). А  иногда и вместе с родственниками приходят и говорят: «спасибо» - коротко подчеркивает Василий Местецкий. Все связанное с тяжелой болезнью и «пограничным состоянием» вызывает у человека вполне объяснимый страх – а вдруг со мной, а вдруг с моим близким? Что уже говорить о тех людях, которые там побывали. Именно поэтому о самых трудных минутах, а в реанимацию попадают точно не для «перестраховки», пациенты стараются поскорее забыть. Но врачи на своих пациентов точно не обижаются – «и хорошо, что на своих ногах ушли из больницы» – резюмирует вам любой анестезиолог-реаниматолог. Да, они остаются «за кадром», но, отнюдь, не в тени.

Сургут – один из крупнейших муниципалитетов Югры и звуками «скорой» жителей мегаполиса уже давно не удивишь. Не знаю, как вам, а меня происходящее заставляет остановиться – водитель  реанимобиля буквально разрывает толпу ожидающих очереди у светофора машин. Перекресток Ленина-Профсоюзов. Вот он уже летит по встречной полосе. Несколько секунд и машина под звон сирены скрывается в проезде между домами, пролетает лишь блеск сирен. Сейчас кого-то привезли в Окружной кардиодиспансер, подумаю я…

«Это было обычное дежурство. На часах - около семи вечера. Мы услышали звуки «скорой». Василий Николаевич сказал, что не уйдет домой, пока не осмотрит пациента. Везли мужчину в состоянии клинической смерти. Через минуту он уже был в приемном отделении. Врач берет с собой транспортный ИВЛ, набор инструментов, чемодан, дефибриллятор. Анестезиолог-реаниматолог всегда встречает «тяжелых» пациентов», - рассказывает старшая медицинская ОАР №2 Анна Пандусяк. Нередко, как и в том случае, человек поступает в состоянии между жизнью и смертью: «Вся бригада должна чувствовать твою уверенность: четкие указания, твердую голосовую интонацию. Если будет по-другому, то наступит хаос – права на волнение нет. Все движения - без суеты. Холодный ум и твердая рука», - поясняет доктор Местецкий. А еще реанимация – это быстрое принятие тактических решений и большой объем знаний. Формула профессионализма напоминает военную стратегию – у врача тоже нет права на ошибку. Одна сердечно-легочная реанимация по объему затраченных усилий может быть эквивалентна полноценной тренировке в спортивном зале – силы тратятся колоссальные: «Это все-таки и тяжелый физический труд. Проведение одной реанимации занимает от 30 до 60 минут – на это требуется очень много сил. Кроме контроля над выполнением всех манипуляций, нужно и непрямой массаж сердца делать».

Заведующий отделением анестезиологии и реанимации №2 Окружного кардиодиспансера Василий Местецкий родом из Украины. Окончил Чернобыльское медицинское училище: «Я - фельдшер-акушер по образованию. Но после училища в фельдшерско-акушерском пункте я проработал недолго – забрали в армию. А уже после службы предстоял выбор учиться дальше или выбирать другую специальность». С первых курсов учебы в Тюменском медицинском институте Василий Местецкий работал медбратом в отделении анестезиологии-реанимации Областной больницы. После окончания вуза наставник нашего героя, Анатолий Рудаков, предложил ему остаться в коллективе. Но наступил кризис: «Я уж не знаю, подойдет это для интервью или нет, но когда нам в Тюмени по полгода не платили зарплату, то там бояться уже нечего было», - Василий Николаевич вспоминает о тех событиях со свойственной ему скромностью - не пристало мужчине жаловаться на обстоятельства. Но именно тогда его коллеги предложили перебраться на Север: «Сургут меня встретил очень большими лужами (улыбается). Да, город заметно вырос за прошедшие двадцать лет. Вот на том месте (указывает в сторону кардиохирургического корпуса), неподалеку от нас рыбаки ловили карасиков», - в 1999 году Василий Николаевич попал в команду сургутских кардиохирургов.

«Мы приходим в медицину, чтобы помочь. Из чего складывается анестезиология и реаниматология? Анестезиолог – это ангел-хранитель для пациента, который оберегает его от боли при выполнении хирургического или иного вмешательства. А реаниматолог - как раз выхаживает этих пациентов», - даже нотки в голосе Василия Николаевича смягчаются, когда он рассказывает о главных принципах своей профессии. И, правда, ангелы-хранители в белых халатах…

 За годы работы в Окружном кардиодиспансере у Василия Николаевича сложился не малый опыт ведения кардиологических и кардиохирургических пациентов. В 2010 году специалисту предложили возглавить вновь открывшееся отделение анестезиологии и реанимации №2: «Я не скажу, что пациентов с кардиогенным шоком лечить проще, чем больного после аортокоронарного шунтирования. Да, операция в условиях искусственного кровообращения – это высший пилотаж. Но в большинстве своем – это все-таки плановые пациенты, которых перед этим обследовали. А у нас здесь «экстренка», - врач лечит пациента с инфарктом и при этом не знает, что у больного, как говорится, «за пазухой» в виде сопутствующих заболеваний, признается доктор Местецкий и шутит: «У нас тоже есть, где получить разминку для мозгов».

В этом году в отделении Василия Николаевича пролечилось уже больше тысячи пациентов. Многие из них находились в реанимации всего один или два дня. А сколько их было за все годы работы? Особенно остаются в памяти больные, признается врач, которые долгое время находились на лечении: «Только представьте, что спустя месяц к нам поступает звонок: «Спасибо вам, доктора, я уже выписываюсь!». Это наша общая победа, ведь и мы, и они  справились с болезнью – человек ушел своими ногами домой». Конечно, случается и так, что «билет на возвращение» кто-то может и не получить. Степень ответственности – колоссальная, психологическая нагрузка – безмерная. Именно поэтому некоторые врачи уходят из профессии. Но это не значит, что анестезиолог-реаниматолог – бесчувственный «сухарь», выполняющий свою работу автоматически: «Это человеческая жизнь и ты все равно переживаешь за своего пациента. Мои учителя всегда говорили – если ты не испытываешь никаких чувств и эмоций к больным, то нужно уходить из профессии», - говорит Василий Николаевич. Вот такие парадигмы этой сложной специальности под названием анестезиология и реанимация.

«Если потихоньку спросите у коллег, то, наверное, скажут, что зверь еще тот (улыбается). Я не знаю, как это называется – строгость или требовательность, но в работе, считаю, должен быть порядок и к этому я отношусь ревностно. Стандарты, приказы – это не просто слова. Все действия должны быть выполнены. Да, бывают различные ситуации, когда врач поступает не стандартно – но делает он это не потому что ему так хочется. Значит, для этого были причины. Если  он может это подробно объяснить, обосновать, сформулировать – такой подход мне нравится». Коллеги Местецкого говорят – настоящий профессионал, добрейшей души человек. А старшая медицинская сестра отделения анестезиологии и реанимации №2 Анна Васильевна шутит: «У нас Василий Николаевич даже растение может спасти. В его кабинете стоит Болгарская роза, которая всегда в цвете. У меня такая же, но бутонов на ней все не было и не было. И вот однажды захожу в кабинет и вижу, что Василий Николаевич привязал алый цветок на веревочку к стеблю моего цветка. Да, получилась такая милая шутка. Представьте, каково было мое удивление, когда через несколько дней моя роза зацвела»…