Детский хирург Рустем Хисматуллин: Лучшей моральной подготовкой детей к операции является полное спокойствие родителей

Идеальный мир – без грозовых туч, тревог, страданий, войн, увы, не существует. По этой причине те, кто первыми противостоит беде, заслуженно становятся героями: военные, спасатели, полицейские.

Правда, в Древней Элладе, откуда слово «герой» пришло в наш язык, так именовали всех защитников и хранителей. Так есть ли разница, от чего защищает и хранит герой и чем он вооружен: копьем, крылатой ракетой или медицинским скальпелем и микстурами? У врачей борьба за чью-то жизнь – каждый день по расписанию и вне его.

Именно так живет детский хирург Нефтеюганской районной больницы Рустем Хисматуллин. В нашем муниципалитете он работает девять лет из 15-ти стажа. Оперирует как минимум один-три раза в неделю, чаще всего это плановые хирургические вмешательства. Профессию он выбирал совсем не по геройским признакам.

 – Рустем Галимджанович, как появилось решение стать врачом? Почему именно хирургия?

– Я всегда знал, что буду врачом, и не могу вспомнить момент, когда впервые задумался о том, какова будет моя профессия. Были факторы, которые могли бы изменить мое решение, но оно было обдуманным и не подлежало никаким сомнениям.

Сразу после окончания школы я пошел работать санитаром в операционное отделение, и это определило мою будущую специализацию. Я понял, что хочу стать именно хирургом. Эта профессия казалась мне самой интересной, завораживающей, но в то же время трудной и очень ответственной.

– Почему именно детская хирургия?

– После медицинского колледжа работал в хирургическом отделении Республиканской детской клинической больницы в Уфе, где осознал, что именно с детьми в будущем и хочу работать.

– Согласны ли Вы с высказыванием, что каждый детский хирург должен быть немного волшебником?

– Согласен, ведь иногда, чтобы понять плачущего малыша, не умеющего говорить, или расположить к себе ребенка, категорически не желающего общаться с врачом, волшебство просто необходимо.

– Как проходит моральная подготовка детей к операции, или Вы в этом не участвуете?

– Перед операцией я прихожу побеседовать с пациентом. К детям нужен разный подход: кого-то успокоить и приободрить, дать ему уверенность, что он герой, мужественный и смелый. Кого-то лучше не беспокоить лишний раз перед операцией. Я считаю, что лучшей моральной подготовкой детей к операции является полное спокойствие родителей. Они должны быть осведомлены о ходе лечения. Если родители будут нервничать и переживать, то это передастся и их чаду – тогда ни о каком его спокойствии речи быть не может. Поэтому часто моральная подготовка детей начинается с правильного настроя родителей, их уверенность в благополучии, безопасности всех медицинских манипуляций ребенок обязательно почувствует.

– А Вам знакомо волнение перед операциями?

– Небольшое волнение есть и сейчас. Но как только берешь в руки хирургический инструмент, все отступает на второй план.

– Какая была Ваша самая первая операция?

– Наверное, как у всех хирургов в начале карьеры – аппендэктомия, удаление аппендикса. Это был пятилетний мальчик, операция проводилась под чутким руководством моего наставника и учителя, прошла успешно.

– А самый маленький пациент?

– Новорожденный ребенок, сразу из родильного зала.

– Скажите, с психологической точки зрения кого сложнее оперировать: детей или взрослых?

– В детской хирургии есть свои сложности – требуется особая осторожность и чуткость, но к операции ребенка или взрослого человека подход одинаково ответственный. На мой взгляд, детей оперировать сложнее: малое операционное поле требует предельной концентрации внимания и точности движений.

– Как Вы считаете, хирургия – преимущественно мужская профессия?

– Конечно, нет. Я знаю прекрасных хирургов-женщин, хотя мужчин больше просто потому, что работа у операционного стола требует серьезных физических усилий. Кроме того, женщине тяжело совмещать нормальную семейную жизнь и работу оперирующего хирурга – изматывающие дежурства, рабочий день, который плохо поддается нормированию, и другие тонкости.

– Доктор, расскажите, какие случаи из практики Вам особенно запомнились?

– Памятных случаев много, они все разные: грустные, страшные, иногда смешные. Но, конечно, особенно помнятся наиболее сложные ситуации, которые требовали большой физической и эмоциональной отдачи. Но они же наполняют гордостью, если все получилось и прооперированные малыши сейчас прекрасно живут, развиваются и радуют родителей.

Был случай с младенцем. Я тогда работал в отделении хирургии новорожденных в Республиканской детской клинической больнице. Поступил ребенок буквально нескольких часов от рождения с диагнозом, который встречается раз на 10 000 родов, – гастрошизис. Это врожденная аномалия развития передней брюшной стенки, при которой через отверстие в ней выпадают петли кишечника и другие органы. К счастью, операция прошла успешно. Малыш выжил и был выписан из отделения абсолютно здоровым.

Помню мальчика семи лет с осложненным аппендицитом. Шансов было критически мало, в операционной у врачей опускались руки… И все же, благодаря слаженной работе и, наверное, упорству бригады, его удалось спасти – через неделю мальчишка был выписан домой.

– Позволительно ли хирургу давать волю чувствам и эмоциям? Стоит ли пропускать через себя судьбы пациентов?

– Я считаю, что в хирургии нет места чувствам и эмоциям, но должно быть чувство сострадания. Такое же отношение должно быть и к судьбам пациентов.

– Какие качества, по Вашему мнению, нужны хирургу?

– Ответственность, терпение, умение принимать решения, аккуратность и уравновешенность.

– Сейчас хирургия не так популярна среди студентов: они боятся трудностей?

– Возможно, их они пугают: работа хирурга – сложная, ответственная, требующая полной самоотдачи.

– Вам приходилось оперировать близких? Это сложнее, или Вы опять же не позволяете себе лишних чувств?

– Был случай, когда пришлось жене провести небольшую операцию. Сложностей не было. Эмоции были только у жены.

– Хотели бы Вы, чтобы дети, внуки продолжили Ваше дело?

– Я надеялся, что дочь станет врачом, но она выбрала другую профессию. Однако я уважаю ее выбор и не настаиваю на медицине. Возможно, когда-то внуки пойдут по моим стопам.

– Рустем Галимджанович, спасибо за беседу, здоровья Вам и Вашим пациентам!

Материал взят с новостного портала «Югра-ньюс»: https://ugra-news.ru/article/16122016/41381